Tags: мракобесие

Новый 1998-й стремительно приближается



Знатоки из финансового университета при правительстве России давеча посоветовали кабмину использовать бюджетную политику 1992-1994 годов, чтобы вернуться к росту ВВП в ближайшие пару лет.

Что это значит? Если вкратце, то эксперты рекомендуют перейти к так называемому «управляемому» плаванию курса национальной валюты. При этом предлагается для начала опустить этот курс до 75 руб за доллар и провести масштабную необеспеченную эмиссию в размере 3,6 трлн рублей в год. Этими деньгами специалисты из университета хотят латать дефицит бюджета.

Что касается плавающего курса, то эта часть мудрой стратегии реализуется уже около года. А вот допэмиссии и прочие чисто монетарные компрессы при отсутствии каких либо других решений привели в конце прошлого века экономику России к кризису 1998 года, тяжелейшему в современной истории страны.
Очень странное предложение вбросил финансовый университет при правительстве России. Никакого тебе импортозамещения, никаких программ по переориентации экспорта, никакой корректировки внешнеполитической стратегии. Просто напечатаем денег и будем забивать ими пробоины в госбюджете, пока курс рубля не приравняется к курсу зимбабвийского доллара.

Может быть, есть какой-то другой путь? У промышленников в отличие от экономистов есть. В прошлом месяце Росстат сообщил, что промышленное производство во втором квартале 2016 года выросло в годовом выражении на 1%. Да, это немного, учитывая затяжную стагнацию накануне, но все же.
Кроме того, в ходе исследования Высшей школы экономики  три четверти руководителей сказали, что их производства находятся в удовлетворительной экономической ситуации. Полагаю, для такого оптимизма есть причины.

Опять же, судя по годовому отчету Ростеха, у этой госкорпорации вообще дела идут хорошо в отличие от нашей экономики в целом. Выручка в 2015 году показала рост на 18%. Объём экспорта военной продукции вырос на 39%, и это несмотря на санкции. Заработная плата в среднем по Корпорации выросла до 41 000 рублей (на 4000 рублей то есть). Налоговые выплаты Корпорации в бюджеты всех уровней превысили 160 млрд рублей.

Зарабатывать деньги, конечно, сложнее, чем вводить в оборот ничем не обеспеченную валюту, но я не помню, что кто-то обещал легкую жизнь. ВВП по довольно оптимистичным прогнозам Центробанка России снизится на 0,3 – 0,7 процента. Если наложить на этот прогноз еще и чудовищную инфляцию, которая не заставит себя долго ждать после эмиссии первых же 3,6 трлн рублей, то и новый 1998-й придет в наши широты стремительнее чем ураган «Катрина» в Луизиану в 2005-м.

Дефективные менеджеры


Эффективный менеджмент все эффективнее пожирает науку и культуру. Сегодня стало известно, что  Центр гуманитарных исследований пространства закрыт. Центр был основан Дмитрием Замятиным на базе Института наследия им. Д.С. Лихачева. Он описывает ситуацию так:

«Места прежних руководителей стали занимать так называемые эффективные менеджеры. Предполагается, что они будут правильно управлять ресурсами и следить за тем, на что идут деньги. К нам в институт тоже пришел такой менеджер, П.Е. Юдин. Он собрал своих заместителей, и эти люди поняли: для того, чтобы выжить, нужно сократить все самое непрактичное. Так, собственно, и был закрыт наш Центр и еще несколько подразделений, занимавшихся оригинальными исследованиями. Наша проблема была в том, что мы занимались фундаментальной наукой в прикладном институте, а политика нового директора не предполагала таких занятий»

Кампания по уничтожению науки и культуры –  всего того, что не понимает новое недоразвитое поколение управленцев, идет полным ходом. Систему образования рушат, РАН уничтожают, все, что не позволяет получать сиюминутную прибыль, объявлено ненужным. Между тем в институте исследования пространства готовили онтологическую почву для децентрализации России. Это важнейший проект, без воплощения которого вообще сложно говорить о будущем нашей страны. Потому как ненормально, что все силы огромного государства сосредоточились в одном городе: Москва задыхается от мигрантов и легких денег, а провинция даже при нефтяных сверхприбылях остается ни с чем.

Логика наших дефективных управленцев проста до примитива: какой-нибудь очередной торговый центр – вещь нужная и полезная, а вот, к примеру, школа искусств – весьма сомнительная, так как затрат требует, а денег не приносит. Этот совершенно механический, бездарный подход ярко обозначился при составлении списка  неэффективных вузов: там не было ни одного критерия, который бы учитывал специфику собственно образовательной деятельности заведения, зато измерялись его доходы и площади помещений. Прибыль вообще ставится во главе угла, хотя в такой деятельности как культура и образование критерий экономической эффективности всегда был и будет вторичен и рыночное регулирование в таких тонких сферах работает плохо и, на самом-то деле, неэффективно.

Однако чиновничье жулье гнет свою линию. На днях Минкульт оштрафовал Гарри Бардина за то, что он не сумел вовремя закончить мультфильм «Три мелодии». Мало того, что государство профинансировало работу всего на 66 процентов, так теперь оно требует от художника, не уложившегося в срок по причине болезни, выплатить неустойку.  При этом Бардин добросовестно написал письмо Мединскому, приложил туда справки о болезни и сообщил, что для качественного завершения работы ему нужно еще пять месяцев. Здесь, конечно, стоит спросить: кто Гарри Бардин, и кто Мединский, и почему первый пишет письма с просьбами последнему. Ну да не будем – все всё понимают.  У нас этих молодых, динамичных и эффективных развелось столько, что хоть дустом трави – не выведешь.

Остается только прислушаться к словам Дмитрия Замятина:

«Должен произойти, не пугайтесь, политический переворот. Это шутка и не шутка. Последние 20 лет мы наблюдаем воспроизведение западных практик — политических, экономических, социальных. Они позволяют зарабатывать деньги и стабилизировать общество, и уровень нашей политической элиты таков, что они, к сожалению, считают эти практики достаточными для России. По-моему, это неверно. Когда-нибудь мы станем нормальной западноевропейской страной, у которой появится свое гуманитарное оружие. У Штатов это — масскульт и Голливуд, у России таким оружием может стать что-то другое, но оно не появится, пока мы не научимся впитывать свои образы и не найдем своего дискурса»