October 17th, 2012

Научи или накажи

Неделя прошла с трагедии на юго-западе столицы, в результате которой погибла актриса Марина Голуб. Люди несут цветы на пересечение Лобачевского и Вернадского. Алексей Русаков – тот, кого СМИ называют не иначе как убийцей (презумпцию невиновности все позабыли), – пытается обвинить следствие в давлении и оправдать себя. Например, тем, что нарушил правила не он, а уже ушедший на тот свет водитель Hundai Getz. Так ведь просто всё спихнуть на мертвецов. Мёртвый козёл отпущения – это вообще любимое чучело наших следственных органов. Знаете, обычно, когда гибнут люди в страшных трагедиях, крайними становятся пилоты самолетов, водители автобусов, и т.д. Так и Русаков решил воспользоваться запрещенным приемом. Зря. Объявился после того, как скрывался – значит, есть что скрывать. И ему я не завидую. Но не в этом суть.

Конечно, я очень уважительно отношусь ко всяким звездам телеэкранов, актрисам, певцам, знаменитостям. Люди, значит, сумели прославиться, многие из них, правда, талантливые. Но почему-то когда в ДТП погибает такой персонаж, то находятся тысячи сочувствующих, однако ведь случай, произошедший той ночью, ничем не отличается от сотен других повседневных трагедий на наших дорогах. И никто в таких случаях не несет цветы… Неизвестными люди гибнут в ДТП сотнями, тысячами. Каждый день, каждую ночь.

И ведь часто бывает, что если виновник остается жив, то его не наказывают. Иначе бы у нас дороги уже давно стали бы чистыми и спокойными. Судите сами: умершие люди ездить по дорогам уже никак не будут, а лишенные водительских прав ездить без них просто не смогут. Однако у нас находится еще много и много лихачей, нарушителей правил и просто дебилов за рулем. Водитель Голуб тоже был под прицелом ГИБДД и управлял своим авто, купив себе права на одном из сайтов. Пробил себя по базе доноров. Так что я не удивлюсь, что виновником аварии был не только один человек.

Мы просто не умеем ездить. Или просто не умеем наказывать. Нужно или научиться нормально ездить или научиться нормально наказывать. Но лучше – и то, и другое. И можно без хлеба. Потому что там где хлеб, тут же и зрелища. А на такие зрелища я не хочу смотреть уже ни под каким предлогом…