makarov73 (makarov73) wrote,
makarov73
makarov73

Categories:

Кому нужны шуваловские миллионы?

Публикую здесь для своих читателей мой новый текст на "Эхе Москвы":



Вопрос о том, кому посчастливится получить министерские портфели и высокие посты в новом правительстве, остается главной политической интригой весны. В связи с этим с огромным интересом наблюдаю за информационными потоками, бурлящими вокруг основных кандидатов на высокие должности. Приятно видеть почерк бывших коллег по невидимому цеху. 

В эпицентре одной из таких информационных кампаний в последнее время оказался давний любимчик Путина Игорь Шувалов. Сегодня грозными филиппиками в его адрес разразились сразу два западных издания – The Wall Street Journal и The Financial Times .


Оба издания продолжают наезд, начатый еще в декабре, под думские выборы, онлайн-изданием Barron’s 

Тогдашнее разоблачение касалось финансовых операций, связанных с именем Шувалова. По закону российские госчиновники не могут заниматься коммерческой деятельностью. И формально Игорь Шувалов отошел от бизнеса еще в 1997 году, когда начал работать в Комитете по управлению госимуществом. В тот момент все заработанные деньги он отдал в управление трастовому фонду – практика, обычная для западных политиков. Именно деятельностью этого траста и заинтересовался Barron’s. Со ссылкой на анонимный источник издание сообщило, что шуваловский траст вначале предоставил Усманову кредит в $50 миллионов, а потом получил возврат в размере $119 миллионов. 

История – не новая для западных СМИ, которые уже не первый год пытаются выяснить, как и кто из путинских приближенных зарабатывает себе на жизнь. Разумеется, мишенью в декабре был не сам Шувалов, а его начальник. Тогдашняя публикация в Barron’s собрала немало перепечаток, но, выражаясь метафорически, волна лишь обдала брызгами объект, разбившись о более острый инфоповод – угрозу русской революции.

Однако к моменту второго удара, который был нанесен уже после президентских выборов, угол атаки сменился. 14 марта на сайте Slon.ru было опубликовано интервью с правозащитницей Натальей Пелевиной, которая, впечатлившись статьей в Barron’s, подала заявление в Генпрокуратуру на вице-премьера – при содействии загадочных доброжелателей, снабдивших ее всеми необходимыми документами. Про саму Наталью известно мало, откуда эта правозащитница взялась, и в чем ее правозащитная деятельность заключается, неясно. Вроде бы, Наталья когда-то написала пьесу и с тех пор позиционирует себя не только как правозащитника, но и как драматурга. Правозащитник и драматург, стало быть. Гремучая смесь.

Оно, конечно, все бы ничего. Перефразируя классика – бороться за правду легко и приятно – только вот в остросюжетном повествовании Натальи лично меня покоробило обилие нестыковок.

Во-первых, чересчур по-пионерски выглядит история о таинственных единомышленниках, которые появляются из ниоткуда, как только безвестная правозащитница решает бороться со злом, и на добровольных началах предоставляют ей все необходимые документы. Конечно, критических отделений литературных институтов я не кончал, и не мне судить о качестве сюжетной линии, но все же, но все же…

Во-вторых, прочитав интервью, я так и не понял, к кому все-таки адресованы претензии правозащитницы – к Игорю Шувалову или к его супруге Ольге. Если к Шувалову, то почему в качестве подтверждения его нечестности Пелевина постоянно ссылается на действия Ольги? Если к супруге – то почему заявление в Генпрокуратуру написано на вице-премьера?

В-третьих, Наталья утверждает, что Ольга Шувалова принимала непосредственное участие в сделке. В качестве подтверждения она приводит искаженные слова Усманова в интервью изданию «Блумберг» о том, что якобы он вел бизнес с Ольгой Шуваловой. Что любопытно, сам Усманов говорит совсем о другом.

В-четвертых, по словам Пелевиной, бонусом который Усманов получил от сделки, стало то, что Шувалов лично пиарил идею консолидации металлургического бизнеса вокруг «Евраз-групп». Правда, Наталья тут же противоречит сама себе, оговариваясь, что в итоге из этого ничего не получилось. 

Также правозащитница напирает на то, что вскоре после трастовой сделки Шувалов похлопотал о выделении Усманову миллиардного госзайма. На самом деле, Пелевина лукавит, это была госгарантия, которую предприниматель действительно получил в 2009 году. 

Для тех, кто не знает, поясню: госгарантия – это когда государство выступает в роли поручителя за компанию, нуждающуюся в деньгах. И чтобы получить эти гарантии, компания должна пройти серьезную проверку. Так что это даже не чистые деньги, а, скорее, подспорье в открытии кредита, который все равно придется когда-то погасить. Что-то не припомню, чтобы империя Усманова в последние годы объявляла себя банкротом, и за нее расплачивался федеральный бюджет – а ведь только таким образом предприниматель смог бы освоить пресловутый миллиард. Опять же, кроме Усманова такие гарантии в 2009 году получил целый ряд других российских предприятий: сельского хозяйства, ОПК, черной металлургии, автомобильной промышленности. В том числе – группа «Соллерс», «КамАЗ», Михайловский ГОК и «Уралвагонзавод». 

Неужели, все они тоже принимали участие в недобросовестных сделках с Шуваловым? Тогда почему маститая правозащитница Пелевина не говорит о них в своем интервью ни слова?

И это только те нестыковки, которые видны невооруженным взглядом и всплывают при первом прочтении текста. Не знаю, для кого как, а для меня после такого даже самая безупречная на первый взгляд конструкция начинает рушиться: где гарантии, что, передергивая факты даже в таких мелочах, Наталья не лукавит в главном? В конце концов, драматурги привыкли вольно обращаться с материалом. Для них важнее – ткань повествования и художественный замысел, в жертву которым они нередко приносят реальность. Удивительно, что журналист Роман Доброхотов, который брал интервью у Пелевиной, не заметил такие очевидные вещи. Вообще-то в наши годы за такую невнимательность авторам драли уши. 

Впрочем, самое интересное во всей этой истории совсем другое. А именно – то, что сегодня началась уже третья фаза наезда, и теперь на историю Наташи Пелевиной ссылаются уже западные журналисты. В преддверии назначений в новом российском правительстве лично мне представляется маловероятным, что эта тема раскручивается хаотично, а не целенаправленно. Слишком уж весомой выглядит шуваловская позиция на политической арене, чересчур прозрачной кажется его деятельность, да и щегольские костюмы, в которых он красуется перед камерами, – достаточно весомый повод для того, чтобы его недолюбливать.

Жалко лишь, что пиар-бойцы не смогли выстроить более убедительную историю, которая бросила бы настоящую, а не бутафорскую тень на такую колоритную персону, как Шувалов. 

Ну разве нельзя было вспомнить его легендарное удвоение ВВП, обернувшееся на деле повышением в 1,6 раз? А хваленая борьба с бедностью, по итогам которой таких, как я, не должно было бы остаться в нашей стране совсем? Вместо этого мы видим попытку громких финансовых разоблачений, которые уже успели набить оскомину всему Рунету. Неужели у конкурентов Шувалова нет денег на приличных специалистов по компромату?

Тоньше надо работать, товарищи!


Tags: компромат, оппозиция, политика, правительство, финансы
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 282 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →